sv6

ЧЕЛОВЕК - ЛЕГЕНДА: МАРК ОЛЕВСКИЙ

Выступление Марка Олевского на конференции в Иерусалиме  (Общинный дом)                 Справа - ведущий конференции Давид Трибельский

ЧЕЛОВЕК - ЛЕГЕНДА:  МАРК   ОЛЕВСКИЙ

(К 105-летию со дня рождения)

Не легенда ли человек, родившийся 105 лет тому назад в украинской глубинке, еврей, не знавший до 13 лет русского языка, принятый в институт после семилетки, и через четыре года после окончания института, в возрасте 30 лет назначенный главным инженером огромного артиллерийского завода численностью в 42 тысячи человек?

Не легенда ли он, увеличивший с началом Великой Отечественной войны производительность завода в 18 раз (!)  и обеспечивший выпуск 100 орудий в день, а за годы войны – 100 тысяч орудий? Причем, одно из них – дивизионная пушка ЗИС-3 -  даже врагами признавалась лучшей в мире. Этому человеку без единого дня военной службы было присвоено воинское звание инженер-полковник, он был достойно оценен правительством: награжден двумя орденами Ленина, Отечественной войны 1-й степени, другими наградами, и был удостоен звания лауреата Сталинской премии 1-й степени, ему было присвоено звание  заслуженного машиностроителя России. Он был членом редколлегии "Российской еврейской энциклопедии"

В 1999 году Марк Олевский репатриировался в Израиль. Последние годы прожил в Иерусалиме. Здесь он вел активный образ жизни, являясь членом Союза ветеранов Второй мировой войны – борцов против нацизма, выступал на различных форумах и конференциях, широко публиковался в прессе. В возрасте 98 лет написал и издал книгу воспоминаний "В тылу, как на фронте", которую успел довести до 1948 года. Ушел Марк Олевский из жизни за полгода до своего столетия – 20 января 2009 года.

Родился Марк Олевский 3 августа 1909 года, в небольшом селе Романово Чернобыльского уезда Киевской губернии в еврейской семье. Родители Марка занимались мелкой торговлей, чем и жили. В семье говорили только на идиш, вне дома – по-украински. До 13 лет он учился в хедере, хорошо знал  Тору, но совсем не знал русского языка. В 1920 году семья переехала в Днепропетровск, там он окончил семилетку на русском языке и в 1929 году поступил в местный металлургический институт. Но учиться ему не пришлось: в его социальном происхождении нашлось «темное пятно» (во время нэпа отец руководил кожевенной артелью), и его исключили из института.

Юноша стал искать свое место в жизни. После нескольких неудачных попыток, ему повезло. Может быть это была случайность, а может – воля Всевышнего. Он получил от друга своего детства приглашение приехать в Ижевск, где сразу же устроился слесарем на Оружейный завод. Способного старательного юношу заметили. К этому времени он стал ударником производства, научился бойко говорить по-русски. Его избрали секретарем комсомольской ячейки, стали приглашать на важные собрания и совещания. Он чувствовал личную поддержку со стороны главного инженера завода Абрама Исаевича Быховского.

Но вот пришло время, и встал жизненно важный вопрос: служба в армии или учеба в институте. И тут ему вновь повезло, хотя, как известно, дело не только в одном везении. Секретарь Ижевского обкома партии, кстати, тоже еврей, посоветовал ему идти на учебу и дал направление в Ленинградский военно-механический институт, куда он и поступил в 1931 году на артиллерийский факультет. Так определился его жизненный путь, это было его призвание.

В институте училась талантливая молодежь того времени, в частности, небезызвестный Д. Ф. Устинов, позднее маршал Советского Союза, и другие, ставшие также позднее крупными руководителями оборонной промышленности. В 1936 году Марк Олевский успешно оканчивает институт и получает квалификацию инженера по артиллерийскому производству. И с первых же дней он начинает свою выдающуюся производственную деятельность.

Позволю себе небольшое отступление. Нас с Марком Олевским, помимо совпадения взглядов, сблизило одно любопытное обстоятельство. Дело в том, что через три года после его выпуска, я, по окончании школы в 1939 году, поступил в тот же Ленинградский военно-механический институт, и на тот же самый артиллерийский факультет. И, стал бы я, может быть, артиллеристом, но со 2-го курса меня призвали в армию, и я решил пойти в военно-морское училище, куда был принят, и вместо артиллериста стал морским офицером, прослужив в ВМФ 33 года. Разница в возрасте в 13 лет не мешала нам искренне дружить, предаваясь иногда воспоминаниям об институте. Я очень дорожу его книгой, на которой он сделал дарственную надпись: "Дорогому Давиду Трибельскому с любовью. Автор Олевский Марк. 11.12.2007 г."

По окончании института он получил назначение в Подмосковье на  оборонный завод № 8 по производству зенитной артиллерии. Там за 4 года он проходит путь от мастера до начальника зенитного цеха. Он вводит технические новшества, модернизирует производство, бывает на других заводах, командируется на 3 месяца в Чехословакию для обмена опытом на заводах фирмы Шкода, где не без хитрости, но вполне благополучно  достает новейшие артиллерийские чертежи. Он обрастает важными знакомствами в мире отечественной "оборонки". Его замечают и воздают должное незаурядным способностям: в 1940 году, в возрасте 30 лет, то есть, совсем молодым, он назначается главным инженером – первым заместителем директора огромного орудийного комплекса - артиллерийского завода № 92 в городе Горьком.

У него в подчинении оказывается огромный коллектив и чрезвычайно разнообразное инженерно-техническое хозяйство. И здесь в полную силу разворачивается его недюжинный талант производственника и руководителя.   Преодолевая неизбежное противодействие, он наводит на заводе  должный порядок, реорганизует производство, принимает участие в правительственных совещаниях по вооружению, встречается с высшим руководством страны – членами Политбюро и ЦК, наркомами, генералитетом. Из этой плеяды мы назовем только одного, еврея, наркома боеприпасов генерал-полковника Ванникова Бориса Львовича, с которым Марк Олевский был близок и дружен. Вообще, нужно сказать, что он всю жизнь гордился совместной работой и дружбой со многими руководителями и сотрудниками наркоматов и главков оборонной промышленности, руководителями оборонных заводов. Почти обо всех он отзывался тепло и дружественно. Судьба его сложилась так, что он пережил всю эту когорту больших людей того времени. Он ушел из жизни последним из них.

Началась Великая Отечественная война, и перед заводом ставятся небывалые задачи. Как уже говорилось, Марку Олевскому удается, хотя и с величайшими трудностями, объединенными усилиями коллектива в 18 раз увеличить мощность производства. Завод стал выпускать по 100 пушек в день, а всего за войну выпустил 100 тысяч орудий. Это был период чрезвычайного напряжения сил для него лично и всего коллектива завода. Об этом он подробно написал в своей книге. В поздравительной телеграмме Верховного Главнокомандующего, по случаю окончания войны, было сказано, что завод внес решающий вклад в победу над врагом.

     Итак, война кончилась, жизнь страны перешла на мирные рельсы. И тут власти вспоминают, что Олевский - еврей. В общем-то, они никогда не забывали об этом. Еще во время войны антисемитами из парткома завода была сделана попытка репрессировать его, но Олевскому, благодаря вмешательству первого секретаря Горьковского обкома, который прекрасно понимал значение Олевского на заводе, ему удалось благополучно выйти из неприятностей. Однако, в 1947 году его все-таки увольняют с завода и пытаются убрать из «оборонки».  По предложению Ванникова его еще назначают главным инженером ракетного СКБ-2, где в течение двух лет он работает в атомном проекте. Но затем его все дальше отодвигают от секретов оборонной промышленности. И хотя он продолжает числиться в проекте, но остается там не более, как в качестве руководителя производства на некоторых машиностроительных заводах.

С появлением Совнархозов он занимает там высокие должности, вплоть до заместителя начальника управления Совнархоза РСФСР.  Его последняя трудовая должность – старший научный сотрудник  Экспериментального НИИ металлорежущих станков (ЭНИМС). После 1991 года он - только персональный пенсионер союзного значения. Обо всем этом он хотел рассказать во второй книге, но не успел. И теперь она никогда не будет написана. Но первая книга, «В тылу, как на фронте», остаётся золотым фолиантом в мемуарном фонде еврейского народа.

     О Марке Олевском и его жизни можно говорить много. Но мы завершим повествование рассказом о нем, как о личности. Марк Олевский обладал открытым общительным характером. Он вызывал личные симпатии и расположение людей, хотя в деловом разговоре бывал зачастую крутоват и требователен. Помимо того, что он имел несчетное число друзей и товарищей в мире инженерного производства, он дружил с людьми из мира искусства. С огромной теплотой он пишет в своих воспоминания о дружбе с известной певицей  Пантофель-Нечецкой  Деборой Яковлевной, он был знаком с Козловским И.С., с великими артистами МХАТа – Грибовым, Прудкиным, Яншиным и другими. В тяжелые годы войны он спас многих своих родных, родственников и знакомых, находившихся в эвакуации, предоставив им работу по специальности на заводе и помогая им с жильем и питанием. Благодарная память об этом живет в сердцах этих людей.    

К 95-детнему юбилею Марка Олевского автор этих строк  написал стихотворение, которое ему очень понравилось.. Он даже назвал его,  шутя,  конечно, "гениальным".

                    ДУМА О МАРКЕ ОЛЕВСКОМ,

                пушечных дел Мастере великой войны

                         На свете есть достойный человек,

                         Которого хочу в стихах воспеть я!

                         Он прожил почти весь ХХ век,

                         И в третье заглянул тысячелетье.                          

                         Порой он говорил себе: «Держись»!

                         И шел вперед, хоть время было люто…

                         СТА ТЫСЯЧАМ орудий дал он жизнь,

                         И по врагу огонь их - был салютом!

                         Он удостоен всяческих наград,

                         Был принят у вождей любого рода.

                         Но главное:  он внес весомый вклад

                         В спасение еврейского народа.

                         Израиль принял сына своего.

                         Приятен дым отечества и сладок…

                         Но нет в душе покоя у него –

                         Борца за справедливость и порядок!

                         Еще не совершенен наш уклад,

                         Полно еще ошибок, заблуждений.

                         И здесь он вносит свой посильный вклад

                         В пылу неутомимых выступлений.

                         Конфликты  сотрясают новый век,

                         Повсюду совершаются злодейства.

                         Но есть еще евреи,

                                                        как этот человек, -

                        На них и зиждется величие еврейства!

Память о выдающемся сыне еврейского народа Марке Зиновьевиче Олевском не должна быть забыта. Она всегда будет жить в сердцах людей и останется яркой звездой в истории нашего народа. В "Музее еврейского солдата", который создается в Латруне, за ним должен быть закреплен персональный участок. Пусть будет навечно сохранена память об этом замечательном человеке,  поистине  человеке-легенде! 

                                                                       Давид Трибельский,

                                                                     ветеран Второй мировой войны

                     3 августа 2014 г. 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость. Необязательно - форма входа ниже.

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

День Победы в Ашкелоне


Празднование Дня Победы 8 мая 2017 года г.Ашкелон
 

Май 2017 года


Ветераны в Израиле о Войне
 

Последние комментарии

Тарнопольский Г.И.

04. июня, 2017 |

Как связаться с Вами? Григорий Исаакович двоюродный дед моего мужа Андрея...

Сима и Борис

04. февраля, 2017 |

Спасибо за память. Очень важно, чтобы никто не был забыт. Чтобы внуки и...