17 Jan, 2018


sv6

ВОЗВРАЩЕНИЕ К СВОИМ КОРНЯМ

ВОЗВРАЩЕНИЕ К СВОИМ КОРНЯМ

 После войны он возвращается в университет и приступает к педагогической деятельности. Сердце его навсегда покорила любовь к истории, и, обладая завидным трудолюбием, он постепенно продвигается по научно-педагогической стезе: вначале – кандидат, затем доктор наук, профессор. Он возглавляет сектор новейшей истории на кафедре истории Ленинградского государственного университета, известного своим махровым антисемитизмом и не случайно носившего имя одиозной фигуры из высшей партийной элиты страны.

Соломон Могилевский являет собой в некоторой мере типичный образ еврея с незаурядными способностями и волевыми качествами характера. Выйдя из местечкового быта первых лет советской власти, он сумел благополучно выскользнуть из острых схваток "классовой борьбы" в деревне, выжить в смертельно опасных условиях войны и, преодолев известные трудности, занять достойное место в научном мире и обществе.
На вершине карьеры, в 1976 году, в связи с неожиданной инициативой сына, получившего приглашение репатриироваться в Израиль, обстоятельства жизни Могилевского резко изменяются. Перед ним возникает неотвратимая дилемма: что делать?
В свои 64 года он был еще полон сил и научных замыслов. Он занимал престижное положение в советском обществе. Он отчетливо видел морально устрашающую процедуру выхода из партии, из педагогического коллектива, предвидел унизительные мытарства с получением визы. Пугала неопределенность творческой жизни в Израиле. Таким образом, возникла неодолимая потребность остановиться на полном бегу быстротекущей жизни, подвести некоторые итоги и серьезно задуматься о неизвестном будущем. Решение о репатриации в Израиль давалось нелегко.
Из глубин памяти выплыли воспоминания о школьных и юношеских годах. Они протекли в Витебской губернии, в небольшом городке Велиж, расположенном вне железных дорог на живописном берегу Западной Двины. Эти годы совпали с первыми годами советской власти, когда перед евреями, прозябавшими за чертой оседлости, стали открываться манящие перспективы роста и продвижения. После окончания средней школы Могилевского направляют учительствовать в деревню, где в это время разворачивается насильственная коллективизация сельского хозяйства. На его глазах происходили кровавые сцены "ликвидации кулачества, как класс". Люди зверели. На единственного в их среде еврея смотрели отчуждено, враждебно. Он понял, что в деревне ему делать нечего. Жажда знаний, стремление найти свое место в жизни привели его в Ленинград, куда давно уже потянулась велижская молодежь, особенно еврейская.
Отработав год на машиностроительном заводе и проявив себя не столько как слесарь-лекальщик, сколько как активный общественник, Могилевский получает от администрации завода путевку в жизнь – направление на поступление в вуз без экзаменов. Это была удача! Могилевскому в жизни удача сопутствовала неоднократно, можно сказать, что ему везло. Но этому обычно предшествовали продуманность и расчет, осмотрительность, умелое общение с людьми и титаническая работа над собой.
Пять студенческих лет и три года аспирантуры на историческом факультете ЛГУ были для Могилевского непревзойденной школой жизни. Гуманитарий по призванию, он с головой окунулся в учебу. На его курсе оказались одаренные ребята из интеллигентных семей – некоторые из них стали впоследствии видными учеными. Общение с ними обогащало его. Знания студентам несли крупные ученые и преподаватели – академик Н.Я. Марр, академик В.В.Струве, видные профессора старой школы. Но, несомненно, самой яркой личностью был академик Евгений Викторович Тарле. Под его влиянием Могилевский увлекся историей международных отношений, стал заметным специалистом в этой обрасти и 13 лет спустя, удивляясь, может быть, самому себе, с той же кафедры успешно читал курс международных отношений послевоенному студенчеству.
Войну ожидали, но нагрянула она внезапно. Преподаватель истории Соломон Могилевский, человек сугубо штатский, признанный негодным к строевой службе и не имеющий никакой военной подготовки, идет добровольцем в Ленинградскую армию народного ополчения (ЛАНО). Он сразу же попадает в беспощадную мясорубку первых недель и месяцев войны, оказывается в окружении. Однако ему с группой бойцов удается прорваться к своим. После излечения в госпитале, он, как боец с высшим образованием, получает назначение на офицерскую должность в политотдел 8-й армии Волховского фронта.
Военная эпопея Могилевского требует отдельного повествования. Расскажем только об одном эпизоде.
После прорыва блокады Ленинграда и расформирования Волховского фронта Могилевского направляют на Крайний Север замполитом командира олене-лыжного батальона. На лыжах он ходить не умел, оленей видел только в зоопарке. Несколько месяцев напряженной лыжной тренировки по заснеженной тундре среди сопок и скал и Могилевский научился ходить на лыжах и даже управлять оленями. Задача корпуса, куда входил батальон, состояла в том, чтобы в условиях глубокой скрытности под покровом полярной ночи выйти в тыл немецкого корпуса "Эдельвейс", расположенного в Северной Норвегии и объединенными силами армии и флота разгромить его. Преодолев неимоверные трудности перехода, и пройдя ожесточенные сражения, состав корпуса выполнил эту задачу, полностью разгромив врага. Уцелевшие командиры и политработники, среди них Могилевский, были награждены боевыми орденами.
На Севере враг был повержен, но война продолжалась. Дл Могилевского она закончилась 14 мая 1945 года в Чехословакии, и вскоре он был увален в отставку.
В послевоенном Ленинграде непросто было найти себе достойное место в жизни. Могилевскому в его исканиях помогали великолепные знания международных и внутриполитических вопросов, опыт лектора и безукоризненное владение словом. Но самую важную роль сыграло фронтовое товарищество. По рекомендации одного из секретарей горкома партии, с которым Могилевскому довелось воевать, его назначают на весьма престижную должность заведующего кабинетом международных отношений и внешней политики в ленинградском Доме партийного актива.
Начался новый этап его движения по извилистым дорогам жизни. Прошло немного времени и кабинет Могилевского, развернувшего поистине неутомимую деятельность, превратился в средоточие лекторской работы по тематике международных отношений, а имя Соломона Абрамовича Могилевского стало достаточно широко известно в городе.
Однако душа его тянулась к науке, к педагогической деятельности. Проявляя определенную дальновидность, ибо постепенно становилось ясно, что еврея на партийной работе долго держать не будут, он добился разрешения горкома партии на совместительство в университете, и вскоре получил полставки старшего преподавателя незадолго до этого образованной кафедры международных отношений.
Несмотря на различные катаклизмы, в том числе антисемитские кампании, Могилевский проработал в Ленинградском государственном университете в условиях периодических реорганизаций и перемещений 30 лет. За это время, не прерывая основной преподавательской работы, он провел ряд серьезных научных исследований, выполнил ряд крупных работ, принял участие в написании учебников и учебных пособий. Его докторская диссертация легла в основу монографии "Восстановление Второго Интернационала 1919–1923 гг.". В этой книге впервые подробно раскрывались события и обстоятельства создания Социнтерна, приобретшего в Европе как альтернатива коммунизму доминирующее значение во второй половине ХХ века.
Все эти годы он не прекращал лекторской деятельности, оставаясь в орбите горкома партии, был непременным участником пленумов, семинаров и других сугубо партийных мероприятий. Достаточно сказать, что он вел городской семинар вторых секретарей районных комитетов партии по вопросам международных отношений и внешней политики СССР. Он был членом Областного комитета защиты мира, что позволяло ему неоднократно бывать за границей. Там ему приходилось под наблюдением неких "сотрудников в штатском" поддерживать официальную советскую пропаганду. Это было как хождение по проволоке над пропастью, но он был осторожен и избегал ловушек, которые со всех сторон подстерегали советского человека за границей. Будучи евреем, он занимал достаточно высокое место в партийной иерархии научной и политической жизни крупнейшего после столицы города страны, и пользовался, например, многими льготами, недоступными простому люду.
Таким застало его сообщение единственного сына (младший умер ранее после болезни) о полученном приглашении в Израиль. Следовало принимать судьбоносное решение. Да, он занимал теперь высокое положение в городе, но как еврей, он, признаться, всю жизнь ощущал ущербность своего положения. Ему не единожды давали понять, иногда в грубой форме, чтобы он знал "свое место". Он был проверен и перепроверен, но были ограничения и табу. Он был "человеком второго сорта", и это отзывалось в сердце обидой и острой болью. Почему-то припомнилось, как после разгрома немцев в Заполярье, он был искренне огорчен, узнав, что его боевая награда рангом ниже, чем у товарищей. Вручая ему орден, командир корпуса, кстати, порядочный человек, уловил обиду в глазах Могилевского, все понял и тихо сказал ему: "Я сделал все, что мог, дальше от меня ничего не зависело".
Описание той огромной мучительной борьбы, которая происходила в мятущейся душе Могилевского, и тех психологических переживаний, которые возникли в период коренных изменений его отношений с людьми и властью, выходит за рамки данной статьи. Однако, думается, можно однозначно рассматривать репатриацию Соломона Могилевского в Израиль, как духовный перелом, как возвращение к своим корням, к еврейству через мутную полосу неприязни и отчуждения, чрез топкое болото ассимиляции. Подобное происходило в разной степени со многими и многими. Но чем выше в общественной иерархии стоял человек в галуте, тем труднее было его возвращение к истокам.
По прибытии, хоть и не сразу, Могилевский сумел найти себе место под гостеприимным солнцем Израиля. Будучи уже пенсионером, он в течение 15 лет, успешно трудится в качестве научного сотрудника существовавшего тогда Института по изучению проблем современного общества, выполняя ряд крупных работ, публикуется в Израиле и за границей. Он писал рецензии по выходе каждого тома издаваемой в Израиле на русском языке "Краткой еврейской энциклопедии". В канун своего 90-летия он не оставил перо: в "Еврейском камертоне «была опубликована его аналитическая статья "Итоги 25-летнего труда" -- о роли и значении изданной 12-томной энциклопедии. Автор высоко оценил это фундаментальное издание, и отметил, что оно "призвано сыграть первостепенную роль в изучении еврейской истории и еврейской мысли".
Статья заканчивается знаменательными словами: "Достоин уважения народ, знающий и хранящий свою историю". Думается, мы вправе сказать, что достойны самого высокого уважения люди, знающие и передающие другим людям историю своего народа. К ним с полным основанием можно отнести возвратившегося к своим корням еврея -- профессора Соломона Абрамовича Могилевского.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

По сообщению автора, подобная статья, но под другим названием и в несколько другой редакции, была написана к 90-летию проф. С. А. Могилевского и опубликована 13 лет назад. Могилевский сразу же разослал её множеству своих знакомых и сослуживцев и получил массу положительных письменных отзывов, которые он передал автору статьи. Редакция, как и автор, считает, что подобные отзывы на статью обусловлены, главным образом, высокой оценкой духовно-героического поступка репатрианта С.А. Могилевского. Еврей, занимавший высокий пост в партийной элите и заслуженное место в советской исторической науке, он после долгих колебаний и глубоких размышлений решил возвратиться к своим еврейским корням и нашел достойное место на своей исторической родине. И этот реальный факт является, как бы, типичным примером подлинного стремления еврея к возвращению к своим вековым еврейским корням! В связи с этим публикуются отзывы разных лиц на статью.

Некоторые письменные отзывы на вышеприведенную статью
Давида Трибельского, ПРИСЛАННЫЕ ЧИТАТЕЛЯМИ СТАТЬИ
С. А. Могилевскому.

- «Прочитал с удовольствием и интересом. Думаю, что автор –
один из близких вам университетских профессоров. Ваш Игорь».
(Игорь Михайлович Кривогуз, профессор Московского гуманитарного университета)

- «Статья – отражение твоего успешного жизненного пути,
большая часть которого прошла на моих глазах.
Твой давнишний друг Е. Медведев».
(Юридическая консультация. Ленинград).

- «Статья замечательная. Отличный подарок к Вашему юбилею. Вся тяжелая, но замечательная жизнь втиснута в хоть огромную, но одну страницу».
(Леонид Буланов, инженер, Бостон, США).

. - «Спасибо. Прочитал все, что послано Вами. Наиболее интересное
– статья о Вашем 90-летии. Передайте автору мою
благодарность. Он просто молодец»
(Инженер-полковник Хонон Стернин. Балтимор. США)

- «Рад за Вас. Вы это заслужили. Написано великолепно».
(Профессор М. Соминский, Иерусалим, - бывший заместитель академика А. Иоффе по Физико-техническому институту).

- «Четко, предельно лаконично, профессионально»
(Профессор Г. Левин, в прошлом – исторический факультет педагогического института им. А.И.Герцена, ныне – пенсионер, Нагария, Израиль).

- «Прочел Вашу жизнь, хоть она мне была и так известна, но все же получил большое удовольствие».
(Георгий Кляйнман. В прошлом – сотрудник Ленинградского интуриста. Ныне – пенсионер, Кфар-Саба, Израиль).

- «Передай, пожалуйста, Соломону Абрамовичу: статью прочитала два раза. Текст достоин пера Фейхтвангера».
(Из письма Марии Юрьевны Быховской своему брату: из Ленинграда в Кфар-Сабу. Израиль). Быховская – известная переводчица. В свое время она принимала участие в переводах романов Фейхтвангера.

- «Во-первых, очень приятно было получить замечательную статью по случаю Вашего 90-летия. Здорово, что в Израиле, пусть и в русскоязычной прессе, отметили этот юбилей, безусловно, заслуженно. Я об этой статье рассказал на историческом факультете ЛГУ, где Вы проработали 30 лет, не считая студенческих и аспирантских лет. Вам велено передать привет и благодарность автору статьи. Профессор А. Маслов».
(Из письма профессора Санкт-Петербургского корабельного университета
Александра Яковлевича Маслова).


(ФОТО ИЗ ИНТЕРНЕТА)

В МАСКХАЛАТАХ ПО СОПКАМ

В ЗАПОЛЯРЬЕ. НА ОЛЕНЯХ И ЛЫЖАХ.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость. Необязательно - форма входа ниже.

Календарь мероприятий

День Победы в Ашкелоне


Празднование Дня Победы 8 мая 2017 года г.Ашкелон
 

Май 2017 года


Ветераны в Израиле о Войне
 

Последние комментарии

Тарнопольский Г.И.

04. июня, 2017 |

Как связаться с Вами? Григорий Исаакович двоюродный дед моего мужа Андрея...

Сима и Борис

04. февраля, 2017 |

Спасибо за память. Очень важно, чтобы никто не был забыт. Чтобы внуки и...

Back to Top

ברית ותיקי מלחמת העולמ השנייה שנלחמו בנאצים

ברית ותיקי מלחמת העולמ השנייה שנלחמו בנאצים -
נוסד לפני 30 שנה (1977) ביוזמתו של חיים לסקוב, רמטכ״ל של צה״ל לשעבר, לוחם במלחמת העולם השנייה.
בראש ועדת הכנה להקמת ארגון כלל־ארצי של לוחמים בנאצים עמד סרבן לשעבר, ותיק המלחמה אלוף-משנה נאום אולשנסקי הנבחר מאוחר יותר כיו׳׳ר ראשון של ברית הוותיקים. כנס היסוד הראשון של לוחמי מלחמת העולם השניה - עולי ברה״מ בישראל, בו הוצגו 12 מחלקות עירוניות המונות כ-1000 איש, נערך ב-7 ביולי 1977 באולם ארגון ההנצחה ״יד לבנים״ בפתח תקווה.
ברית ותיקי מלחמת העולם השנייה, אשר נוסד בשנות ה-70 של המאה הקודמת, הפך לארגון ציבורי בשנות ה־90, עם הגעתו של גל העליה הגדול ביותר לישראל מברה״מ לשעבר. בראש ברית הוותיקים עמדו בשנים השונות אישי ציבור ידועים, נציגי עליה בולטים, כמו:
• סרבן לשעבר, אלוף-משנה במיל׳ נאום אולשנסקי;
• אלוף-משנה במיל׳ מנדל מרשאק!
• אברשה כהן;
• אלוף-משנה כבוד של צה״ל ארקדי תימור ו
• גיבור ברה״מ, אלוף-משנה וולף וילנסקי j
• סרבן לשעבר, אלוף-משנה כבוד של צה״ל לב אובסישר;
• סרבן לשעבר איסאק רוזובסקי!
• אלוף-משנה יבסיי פסקובר.
בדצמבר 2005, בכנס ה-11 נבחר כיו״ר הארגון אברהם גרינזייד, איש ציבור מנוסה, אשר נבחר פעמיים כחבר עיריית רחובות, בשנים שונות היה חבר נשיאות ארגון יוצאי ברה״מ - חבר העמיס והפורום הציוני, יו״ר ועד סניף רחובות במשך 15 שנים ויו״ר ועד מחוז רחובות בשמך 10 שנים. ברית ותיקי מלחמת העולם השנייה שנלחמו בנאצים, המונה כיום כ-16,000 איש, המאוחדים ב-8 אזורים ו-87 מחלקות מהווה גוף ציבורי עצמאי, אשר נוסד בהתנדבות, על בסיס שיתוף פעולה של אזרחי ישראל - לוחמים נגד נאציזם, אלמנותיהם ובני משפחותיהם (ילדים ונכדים), וכן אלה שהיו אזרחים בצבא ועובדי עורף בזמן המלחמה. לבריתנו הצטרפה גם קבוצה גדולה של אסירי גטו ואנשים שעברו מצור לנינגרד.
בכל שנות קיומה ברית ותיקי מלחמת העולם השנייה שנלחמו בנאצים משתתפת באופן פעיל בחיים ציבוריים ותרבותיים של הארץ. מחלקות הברית במקומות שונים הנן מרכזים המוניים ביותר העובדים יומיום לקליטה חברתית ונפשית של אנשים מבוגרים, אשר עברו לחימה גדולה ההיא נגד נאציזם.
במרכז העניינימ של הברית בשלג זה:
• חיזוק והתפתחות בסיסה - מחלוקות מקומיות, באמצעות גיוס אנשים חדשים - בני משפחות הוותיקים ן
• תעמולה רחבה ופעילה של תרומת יהודים בניצחון על גרמניה פשיסטית ושותפיה;
• הנצחת לוחמים - יהודים, אשר נספו בקרבות מלחמת העולם השנייה;
• תמיכה פסיכולוגית וחברתית של הוותיקים, הגנה על אינטרסים שלהם בכל רמה;
• התפתחות ותמיכה מקיפה של תנועת נשים בתוך הברית;
• פעולות למען חינוכו הצבאי-פטריוטי, הנפשי והמוסרי של הדור הצעיר הישראלי על דוגמת עוז-רוח וגבירת סביהם וסבתותיהם בתקופת מלחמת העולם השנייה ועל דוגמת חיילי צה״ל הנלחמים על חירותה ועצמאותה של ישראל.
אברהם־ מיכאל גרינזייך
יו״ר ברית ותיקי מלחמת העולם השנייה שנלחמו בנאצים