23 Jun, 2018


sv6

ВСТРЕЧА С БУДУЩИМ

ВСТРЕЧА  С  БУДУЩИМ

(Очерк о встрече с молодежью)

Организаторы обратились ко мне с просьбой: не откажусь ли я встретиться с молодежью и, как ветеран Второй мировой в солидном возрасте, рассказать им о войне, о себе, о жизни в стране исхода и вообще, о чем захочу. Человек я общительный, беседовать с молодежью люблю. Меня интересуют эти молодые люди, которые будут жить далеко после нас. Что новое привнесут они в этот мир?
-- Что за молодежь? Кто они? Сколько их? – спросил я.
-- Это юноши и девушки из разных городов России и СНГ. Они прошли курс обучения по программе "Наале", и сейчас им предстоит призыв в армию. В группе человек 30.
-- Каким регламентом времени я могу располагать?
-- Мы планируем встречу на один час. При этом 45 минут – ваше выступление и 15 минут – ответы на вопросы.
Несколько забегая вперед, скажу, что встреча продолжалась почти полтора часа, из которых ответы на вопросы заняли половину времени. Несмотря на то, что ребят ждал обед, и руководитель деликатно напоминала им об этом, они никак не хотели заканчивать встречу.
В назначенный день и час к подъезду социальной гостиницы "Дипломат", где проживаем мы с женой, подошел автобус. Из него быстро вывалилась группа говорливой молодежи. Их проводили в клуб гостиницы. Когда я вошел в зал, все с любопытством уставились на меня. Несколько секунд и я с интересом рассматривал собравшуюся публику. Наконец, я поздоровался. В ответ прозвучало недружное, но громкое "здравствуйте". После того, как работник администрации представил меня, аплодисменты зазвучали дружно.
Тема выступления сложилась у меня давно: "Без памяти о прошлом нет будущего". Мы с женой обсуждали, на чем акцентировать внимание слушателей, где сделать паузу и тому подобное. Читая лекцию, я, обычно, широко пользуюсь конспектом, иногда предупреждаю об этом. На этот раз я говорил с подъемом, легко и расковано, редко заглядывая в свои путеводные записи.
Первое, что мне хотелось довести до своей аудитории, это то, что на их поколение ложится моральная обязанность бороться за улучшение жизни людей на земле. Изменилась ли жизнь людей, скажем, за последние пару сотен лет? Чтобы показать глубину этой проблемы, я привлек авторитет писателя 18 века Александра Радищева, который, совершив путешествие из Петербурга в Москву и увидев тяжелую жизнь простого люда, с горечью воскликнул: "Я взглянул окрест меня. Душа моя страданиями человечества уязвлена стала". Сделав паузу, я наблюдал за аудиторией. Убедившись, что фраза понята и произвела нужный эффект, я продолжал. Я говорил о том, что стремительный прогресс цивилизации человечества еще не означал качественное улучшение жизни людей. Сохранились все их пороки, по-прежнему страдания терзают их сердца, хотя, конечно, изменились, как обстоятельства и причины этих страданий, так и формы их выражения. Сохранились войны и бедность. Человек не стал в своей массе добрей душой, радостней, счастливей. К сожалению, нашему поколению не удалось улучшить жизнь людей, хотя кое-что в этом направлении нами было сделано.
-- И вот сейчас, -- сказал я, повышая голос почти до пафоса, -- когда я вижу перед собой ваши прекрасные молодые лица, я хочу надеяться, что именно ваше поколение, конечно, в самом широком смысле и масштабе, сумеет внести значительный вклад в улучшение жизни человечества на Земле. И это первое, о чем я хотел вам сказать".
Задумались ли эти молодые люди над вековечной проблемой человечества? Думаю, что не очень. Но коль скоро это был призыв не к насилию, а к доброте, то в их душах, несомненно, осталось что-то светлое и хорошее. Я видел это по их сочувственно устремленным на меня глазам.
Продолжая выступление, я перешел к рассказу о Второй мировой войне. Еще готовясь к беседе, я размышлял о том, как построить повествование. Эта молодежь приехала из России. Там с детских лет внушают, что Германию в войне победил Советский Союз, и только вскользь говорят о союзниках. Эти ребята неизбежно испытали на себе влияние возрастающего интереса россиян к Сталину. Там чуть ли ни возобновляется его культ. Нужно было раскрыть слушателям истинную природу сталинизма, его жестокую и вероломную сущность, о чем умалчивают большевистские историки и их прихвостни.
При рассказе о причинах возникновения Второй мировой войны и затем Великой Отечественной, надо было показать звериную роль Гитлера, но в еще большей мере – далеко идущие планы Сталина в мировой политике. Не случайно ведь на гербе Советского Союза был изображен обрамленный колосьями Земной Шар, находящийся под властью Серпа и Молота! Создание мировой системы коммунизма было сокровенной мечтой теоретиков и практиков теории "научного коммунизма" – Ленина, Троцкого, Сталина. Надо было развенчать этих лидеров, и прежде всего, Сталина.
Рассказывая о причинах катастрофического поражения Красной Армии в начальный период войны (июнь 1941 – ноябрь 1942 гг.). я подчеркнул, что, несмотря на хвастливые заявления руководства Советского Союза, и песни типа "Если завтра война", оказалось, что страна не была готова к войне, что армия не умела и не хотела воевать. Что первопричиной этого тяжкого поражения была вся сталинская довоенная внутренняя политика.
Рассказывая об этом, я уловил некоторое сомнение на лицах слушателей. Я объяснил им, что все это не придумано мною. Я использовал материалы широко известного талантливого историка Марка Солонина, гражданина России и Израиля, который высказал эти взгляды еще лет 10 тому назад. Он прожил год в Израиле, и я с ним встречался. Сейчас он, как и прежде, живет в России.
Доверие народа, особенно многострадального крестьянства, пресловутое единство партии и народа, были подорваны планами Сталина по ускоренному строительству социализма, его методами тоталитарного управления страной, массовыми репрессиями, страшным голодомором и многими другими жестокими мерами. В результате, миллионы солдат и офицеров, не веря в советскую пропаганду, сдавались в плен, становились дезертирами, массами переходили на сторону врага. Все это, повторил я -- следствие порочной политики Сталина. Народ стал воевать в полную силу, лишь тогда, когда убедился, что Гитлер еще хуже Сталина.
Как известно, в конечном счете, война была выиграна. Но это произошло благодаря огромному человеческому потенциалу страны, в 2.5 раза большему, чем у Германии и созданию антигитлеровской коалиции, обладавшей гигантскими людскими и техническими ресурсами. Но Советский Союз дорого оплатил эту победу, он оплатил её ценой гибели почти 27 миллионов человек, разрушением материальных богатств европейской части страны.
Важное место в моем выступлении заняла еврейская тема. Этим молодым людям, в недалеком будущем еврейским солдатам, я рассказал, как воевали их соплеменники в ходе Второй мировой войны. Перед будущими бойцами была развернута грандиозная панорама стойкости, мужества и героизма полумиллиона евреев, воевавших в рядах Красной Армии. Особое впечатление на них произвел рассказ о подвиге молодого солдата Ефима Дыскина, который, оставшись из орудийного расчета в живых один, отражая танковую атаку, сумел подбить 7 танков, что было рекордом в Красной Армии. Атака была отбита, но и сам он пал бездыханным у лафета. За боем в стереотрубу наблюдал маршал Жуков. Он приказал найти этого солдата и присвоить ему звание Героя Советского Союза посмертно. Но Дыскин выжил и узнал о награждении, находясь в госпитале. Выздоровев, он поступил в Военно-медицинскую академию, а по окончании её стал крупным ученым, доктором медицинских наук, профессором, генералом. А сколько талантливых и даже гениальных людей погибло в мясорубке войны?
Говорил я еще о многом. В заключение я решил затронуть идеологические вопросы. Дело в том, что мир сейчас насыщен многообразием идеологических взглядов и направлений. Из них два -- самые страшные. Прежде всего, это идеология, построенная на расовой теории, которая привела Гитлера к нацизму и ко Второй мировой войне. Она полностью развенчана на Нюрнбергском процессе, и несомненно, никто из молодежи разделять эти взгляды не будет. Но есть еще идеология марксизма-ленинизма, основанная на классовой теории. которая еще блуждает в умах людей и привлекает их надеждой на лучшую жизнь. На основании своего жизненного опыта, а я был членом компартии 40 лет, я, как и многие другие, пришел к выводу, что коммунистический путь – это тупиковый путь развития человеческого общества! Он рождает в стране жестокий тоталитаризм, он не дает людям ни подлинной свободы, ни благополучия, ни счастья. Думаю, что я был понят, и слушатели найдут правильный путь в своей жизни.
Когда я закончил выступление, раздались аплодисменты, на лицах засияли приветливые улыбки. Я предложил задавать вопросы. Поднялся, можно сказать, лес рук. Я приведу ответы на три вопроса. Первый вопрос был стандартен: расскажите о себе.
-- Моя жизнь – это непростая жизнь простого человека. Сейчас мне 93 года. Здесь присутствует моя жена, подруга всей моей жизни.
-- Где, где? – все привстали, оглядываясь назад, где она одиноко сидела в последнем ряду – А сколько лет вы живете вместе? -- послышался чей-то вопрос. И когда я сказал, что в декабре будет 69 лет, а в будущем году, если доживем, отметим 70-летний юбилей, раздались аплодисменты и одобрительные реплики.
Продолжая рассказ о себе, я упомянул о годах учебы, об участии в войне, о приезде в Израиль в 1999 году. И тут сразу же был задан вопрос: "Почему так поздно?" Пришлось говорить о многообразии судеб человеческих, о множестве причин, лежащих в основе тех или иных решений и поступков. Объяснение было принято с пониманием. Затем был задан интересный вопрос.
-- Вот вы говорили , что отрицательно относились к советской власти, а сами состояли в партии столько лет. Как это понять?
-- Конечно, это противоречие было не что иное, как лицемерие. Но я был в этом не одинок. Подобное лицемерие разделяли миллионы граждан Советского Союза. Те, кто были замечены, или на которых донесли о критике ими политики партии, даже в анекдотической форме, бывали немедленно репрессированы и остаток жизни проводили в ГУЛАГе. В 1991 году, когда произошел мирный переход страны от социализма к капитализму, и указом президента компартия была запрещена, никто из 19 миллионов членов партии, кроме десятка человек высших руководителей, пальцем не шевельнул, чтобы отстоять интересы партии, стоявшей у власти в течение 73 лет. Если в прежние годы 99 процентов голосовали за советскую власть, то при запрещении компартии те же 99 процентов проголосовали против неё! Вот вам сущность социалистического строя. Я, как и ваши отцы и деды был песчинкой в этой массе людей.
И вот, наконец, прозвучал последний вопрос:
-- Мы много слышали о голодоморе, вы пережили его. Почему он возник и что это было. Расскажите, пожалуйста.
-- Голодомор – это массовый голод миллионов людей, который разразился в 1932 – 34 годах на Украине и Северном Кавказе, в Поволжье и Казахстане. Как официально установлено Государственной Думой, от голода погибли 7 миллионов человек. Были даже случаи каннибализма, вымирали целыми деревнями. Причин много: и неурожаи прошлых лет, и коллективизация, и "раскулачивание" (одних только кулаков выслали в Сибирь около 2 млн. человек). Но главной причиной страшного голодомора явилась программа Сталина ускоренной индустриализации страны. А для этого нужно было купить за границей дорогостоящие машины, станки и оборудование, что требовало больших денег, которых государство не имело. Поэтому и была продана за рубеж почти вся сельскохозяйственная продукция страны, и людям есть стало нечего. Такова, оказывается, природа государства, строящего коммунистическое общество!
Вспоминается эпизод из личной жизни. Наша семья в эти годы жила под Ростовом-на-Дону, в городе Батайске, где шло строительство крупной авиационной школы для ВВС. Отец работал парикмахером, семья состояла из 4-х человек, мне было 11 лет. Мы кое-как сводили концы с концами, хлеб после долгого стояния в очереди давали на семью по одной буханке в одни руки. И вдруг, спасаясь от голодной смерти, к нам приезжают из Украины 3 человека, родители мамы -- дедушка Хацкель, бабушка Махля и моя тетя. Хлеба на семью стало не хватать. В один из дней мама сказала, чтобы я тоже занял очередь через несколько человек после неё. Магазин открылся, очередь стала медленно двигаться. Вскоре некоторые из очереди заметили, что мы -- мать и сын. Возможно, нас выдали семитские черты лица. Сказали милиционеру, который сопровождал очередь, он подошел к маме:
-- Скажите, это не ваш сын стоит в очереди?
Я помертвел, сердце затрепетало.
-- Нет, я его не знаю, -- каким-то незнакомым голосом ответила мама. У меня в глазах просто потемнело. Милиционер подошел ко мне.
-- Мальчик, это не твоя мама? – Я неотрывно смотрел на его ярко начищенные сапоги и тихо пролепетал:
-- Нет, я её не знаю. – И сердце у меня куда-то провалилось: ведь я отказался от собственной мамы! Милиционер обратился к очереди:
-- Вы слышали, это не мать и сын, пусть стоят.
Очередь молча приняла вердикт представителя власти.
Придя домой, я горько разрыдался. Меня успокоил дедушка. Он обнял меня, прижал к себе, погладил по голове и сказал:
-- Вас защитил наш Бог. Милиционер прекрасно понял, что вы – мама и сын. Так поступали там многие, у кого большие семьи. Но они – "свои", а вы евреи, и он мог вас выдать. Но Бог внушил ему доброту, и он вас не выдал.
Дедушка и бабушка благополучно пережили голодомор, возвратились домой, но осенью 1941 года они были безжалостно расстреляны немцами.
Время встречи подходило к концу. Когда я, по традиции, поблагодарил за внимание, все встали и ринулись к лекторскому столику, за которым я сидел. Все хотели пожать мне руку, сказать, откуда они и поблагодарить за рассказ, за встречу. Мое внимание привлек один юноша, который долго не хотел выпускать из своих рук мою.
-- Как тебя зовут? – спросил я его
-- Арсен, -- ответил он.
-- Чувствую, что ты из Кавказа?
-- Да. Из Дагестана. Отец мой дагестанец, а мама еврейка. А я хочу быть евреем. Поэтому приехал в Израиль.
-- Ну, что ж, -- ответил я. – Это правильное решение. Евреи это великий народ, и принадлежностью к нему можно смело гордиться
К жене, которая стояла рядом со мной, подошла тоненькая интеллигентная девушка и сказала, что она тоже из Санкт-Петербурга. Ей было приятно, и она гордилась тем, что была нашей землячкой. Между тем прозвучал призыв "сфотографироваться на память!" Все сгрудились около нас с женой. Прозвучали щелчки, блеснули вспышки, участники встречи были увековечены. Уходя, они оживленно махали руками, что-то выкрикивали и улыбались.
Мы с женой уходили домой с ощущением полной душевной удовлетворенности. Мы отдали этим прекрасным юношам и девушкам частицу своего тепла и в этой, очередной встрече с аудиторией, как нам кажется, сумели выполнить давний призыв поэта: "Сейте разумное, доброе, вечное!"
И все-таки, главное, думаю, не в том, что сделан посев, а в том, как он взойдет и вырастет, каков будет урожай, какую пользу принесет этот посев людям? Все это непредсказуемо. Но наш долг, как и долг всех людей нашего поколения: созидать, бороться, верить и надеяться!

 

Давид Трибельский
Ветеран Второй мировой войны

 

Фото Надежды Лившиц

 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость. Необязательно - форма входа ниже.

Календарь мероприятий

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Список ветеранов

Журналисты (9)
Писатели (7)
Поэты (1)
Фотографы (2)
Музыканты и композиторы (1)
Редакторы (1)

День Победы в Ашкелоне


Празднование Дня Победы 8 мая 2017 года г.Ашкелон
 

Май 2017 года


Ветераны в Израиле о Войне
 

Последние комментарии

Тарнопольский Г.И.

04. июня, 2017 |

Как связаться с Вами? Григорий Исаакович двоюродный дед моего мужа Андрея...

Сима и Борис

04. февраля, 2017 |

Спасибо за память. Очень важно, чтобы никто не был забыт. Чтобы внуки и...

Back to Top